Красный террор в Нижнем Новгороде. Банкротство предприятий.

Сто лет минуло после, того как Россия пережила самые страшные дни — дни красного террора.

Нижний Новгород красным террором здесь руководил бывший террорист Яков Зиновьевич Воробьев в прошлом боевик «Бунда». Хотя по некоторым источникам его фамилия Кац, якобы он сделал поддельный паспорт с фальшивой фамилией. Он был главарем банды анархистов-коммунистов. Во время Первой мировой войны он дезертировал и стал подпольным агитатором Российской демократической рабочей партии (РСДРП).

А в 1917 году стал главным организатором красной гвардии в Канавине и Молитовке.   Воробьев во всем подражал Ф. Э. Дзержинскому, так сказать Рыцарь революции стал кумиром для Воробьева. В свою очередь у Фридрих Энгельса был любимый прием он с фабриковал  и фальсифицировал дела с целью провокаций и последующих репрессий.

Так и Воробьев придумал, его военно-революционный штаб обязал взять  50 миллионов  рублей с каждого предприятия и назвал это революционным налогом. Такая сумма могла запросто обанкротить любое предприятие. Поскольку взнос довольно крупный — в кратчайший срок собрать такую сумму равнозначен изъятию из касс оборотных средств и параличу производства. Предприятия сказали нет. В ответ ВРШ, после формального ультиматума, произвел аресты более 100 промышленников и коммерсантов и членов их семей. В тюрьму были брошены те, кто еще вчера был символом экономической мощи и благосостояния губернии — Башкировы, Блинов, Бурмистрова (Рукавишникова), Гребенщиков, Иконников, Каменский, Марков… Облавы, аресты, допросы вел политический отдел во главе с Воробьевым.

Тем временем в Москве велась организационная работа по созданию чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюционерами. 11 марта 1918 г., после доклада Я.З. Воробьева членам исполкома совдепа о реорганизации ВРШ, решение об учреждении Нижегородской губернской чрезвычайной комиссии (Губчек) по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией было принято.

Воробьев развил бурную деятельность по формированию Губчека. Ядром комиссии послужил все тот же политический отдел ВРШ. На первых порах произошла лишь смена вывески. Но вскоре дело двинулось, возникли отделы по борьбе: с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем.

Военные успехи Народной армии Комуча и восставшего Чехословацкого корпуса, которого Троцкий, под нажимом союзников-немцев, приказал разоружить с целью недопущения его на германский фронт, посеяли у большевиков панику. Белогвардейские и чехословацкие части захватывали город за городом: 8 июня — Самару, 21 июля — Симбирск, 7 августа — Казань. Отряд подполковника В.О. Каппеля начал наступление на Свияжск, куда из Казани бежал штаб красного восточного фронта. Оттуда было рукой подать до Нижнего Новгорода.
В городе зрело недовольство. Население, в основном мещанско-буржуазное, с надеждой следило за известиями с фронта. Брожение охватило и заводы, прежде всего Сормовский. Ленин направил 8 августа телеграмму в Нижний с требованием «составить тройку диктаторов» и «навести массовый террор». 10 августа в 9 часов вечера на заседании в бывшем губернаторском доме, переименованном в «Дворец свободы», был образован чрезвычайный орган – военно-революционный комитет. В него вошли Г.Ф. Федоров, Л.М. Каганович, И.С. Шелехес (все – эмиссары центра), Я.З. Воробьев, И.Л. Коган, С.А. Акимов. На следующих заседаниях оглашались мнения Ленина и Свердлова о «мягкотелости» нижегордцев. Губчека было предписано «принять решительные меры». Наметили вызов отряда в 400 штыков из Иваново-Вознесенска, аресты офицеров. С 13 августа ввели запрет населению появляться на улицах после 22 часов. Самые активные на заседаниях военревкома — Коган, Каганович, Воробьев.
Губчека получила карт-бланш. Начались облавы, обыски, аресты. Тюрьмы наполнились бывшими полицейскими, офицерами, чиновниками, деятелями торговли и промышленности. Пресса приступила к публикации сводок Губчека о казнях.

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия