Последние духовники царской семьи

Последним официальным царским духовником с 1914 года был протоиерей Александр Петрович Васильев (1868-1918), пресвитер придворного собора Спаса Нерукотворного Образа в Зимнем дворце (впоследствии он был настоятелем храма вмч. Екатерины в Екатерингофе, арестован и 5.09.1918 года расстрелян вместе со всем причтом Екатерининского храма).
Но из-за болезни протоиерея Александра Васильева фактическим духовником во время заточения Семьи в Царском Селе стал митрофорный протоиерей Афанасий Иванович Беляев (1845-1921), настоятель царскосельского Федоровского Государева собора, а также гарнизонный священник Царского Села. Его императорская семья знала давно. 29-го марта 1917 года Государь записывает в дневнике: «… Служат у нас в походной церкви о. Афанасий Беляев, за болезнью нашего духовника о. Васильева, диакон, дьячок и четыре певчих, кот. отлично справляются со своими обязанностями. …»
Из дневника императора о Страстной седмице Великого поста:
30-го марта. Четверг. … В 10 ч. пошли к обедне, за которой много наших людей причастилось, … В 6 час. пошли к службе 12 Евангелий, о. Беляев молодцом прочёл их один.
31-го марта. Пятница. … В 2 часа был вынос плащаницы. Гулял и работал у парома. В 6½ пошли к службе. Вечером исповедовались у о. Беляева.
1-го апреля. Суббота. …В 9 час. пошли к обедне и причастились Св. Христовых тайн со свитой и остальными людьми. … В 11½ пошли к началу полунощницы.
2-го апреля. Светлое Христово воскресенье. Заутреня и обедня окончились в час 40. Разговлялись со всеми в числе 16 челов.
В сохранившемся дневнике протоиерея Афанасия Беляева имеется ценное описание исповеди, о которой упомянул Государь:
» 31 марта. В 1.30 получил уведомление, что меня ждут в 5.30 на детскую половину исповедать и подготовить к Причастию больных трех княжен и бывшего наследника. Наступил и час исповеди царских детей. Какие удивительные по-христиански убранные комнаты. У каждой княжны в углу комнаты устроен настоящий иконостас, наполненный множеством икон разных размеров с изображением чтимых особенно святых угодников. Пред иконостасом складной аналой, покрытый пеленой в виде полотенца, на нем положены молитвенники и богослужебные книги, а также святое Евангелие и крест. Убранство комнат и вся их обстановка представляют собой невинное, не знающее житейской грязи, чистое, непорочное детство.
Для выслушивания молитв перед исповедью все четверо детей были в одной комнате, где лежала на кровати больная Ольга Николаевна. Алексей Николаевич сидел в креслах. Мария Николаевна полулежала в большом кресле, которое было устроено на колесах, и Анастасия Николаевна легко их передвигала.
Как шла исповедь – говорить не буду. Впечатление получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего царя. (…)
Без 20 минут 10 час. пошел в покои Их Величеств. Там женская прислуга проводила в спальню и указала на маленькую комнату в углу – молельню, где и будет происходить исповедь Их Величеств. В комнате еще никого не было. Прошло не более двух минут, вошли бывший государь, его супруга и Татьяна Николаевна. Государь поздоровался, представил государыню и, указывая на дочь, сказал: «Это дочь наша Татьяна. Вы, батюшка, начните читать молитвы, пред исповедью положенные, а мы все вместе помолимся».
Комната-молельня очень маленькая и сверху донизу увешана и уставлена иконами, пред иконами горят лампады. В углу, в углублении, стоит особенный иконостас с точеными колонками и местами для известных икон, пред ним поставлен складной аналой, на котором положено и старинное напрестольное Евангелие, и крест, и много богослужебных книг. Принесенные мною кресты и Евангелие я не знал, куда положить, и положил тут же на лежащие книги.
После прочтения молитв государь с супругою ушли, осталась и исповедалась Татьяна Николаевна. За нею пришла государыня, взволнованная, видимо, усердно молившаяся и решившаяся по православному чину, с полным сознанием величия таинства, исповедать пред святым Крестом и Евангелием болезни сердца своего. За нею приступил к исповеди и государь.
Исповедь всех троих шла час двадцать минут. О, как несказанно счастлив я, что удостоился по милости Божией стать посредником между Царем Небесным и земным. (…) После прочтения разрешительной молитвы и целования Креста и Евангелия, своим неумелым словом утешения и успокоения какую мог я влить отраду в сердце человека, злонамеренно удаленного от своего народа и вполне уверенного до сего времени в правоте своих действий, клонящихся ко благу любимой родины? »

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия